Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?

Политическая необходимость законодательного введения устройств реализации совместной компетенции (возможностей по предметам совместного ведения Русской Федерации и субъектов РФ) стала явна фактически сразу после принятия Конституции РФ 1993г., закрепившей в ст.72 предметы совместного ведения. Потому можно только приветствовать пробы отыскать законодательные механизмы воплощения совместной компетенции.

В новейшей редакции Закона об общих принципах Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? организации власти от 4 июля 2003 г. видна попытка очень непосредственно обрисовать возможности субъектов РФ по предметам совместного ведения. Казалось бы, вот она давно ожидаемая конкретность. Но за нею угадывается очень страшная философия унифицированного федерализма. Эта философия имеет, как минимум, три суровых последствия.

1. С субъектов РФ практически снимается бремя ответственности за Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? высококачественное управление. Деловые свойства региональных управляющих в силу этого в еще большей степени будут рассматриваться не как умение решать острые трудности региона, как наличие добротных связей либо умение их сделать с федеральными властями. Это, наверняка, комфортно федеральным и региональным бюрократам, но практически лишает смысла принцип выборности губернаторов, превращая последних из Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? самостоятельных политиков, которые, по идее, должны могли быть составлять кадровый резервуар кандидатов в Президенты РФ, в «приводные ремни» федеральной бюрократии.

2. Значительно тормозится местная инициатива (ибо еще больше сужаются способности для ее проявления), направленная на оживленное социально-экономическое развитие субъекта Федерации. Ясно, что это лупит, сначала, по популяции Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?.

3. Создаются условия для роста социальной и политической напряженности в регионах, в особенности тех, которые владеют значимой национально-культурной, демографической, географической и другой специфичностью. А это, как понятно, продуцирует рост сепаратистских настроений.

На это могут ответить: «Наоборот, поглядите, как много возможностей отдается регионам. Какая же здесь унификация?». Что ж, даже с Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? учетом следующей передачи новых возможностей регионам, поглядим, каковой общий вектор. Если обозначить только принципные моментырегулирования отношений органов власти субъектов РФ с федеральными органами власти, следует тормознуть на последующих.

В ст.26.1 заложено очень спорное, с конституционно-правовой точки зрения, положение, согласно которому возможности, осуществляемые органами гос власти субъекта РФ Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? по предметам совместного ведения, определяются Конституцией РФ, федеральными законами, договорами о разграничении возможностей и соглашениями. Другими словами ни слова не говорится о законах, издаваемых самим субъектом Федерации. Но как тогда быть с ч.2 ст.76 Конституции РФ, где сказано: «По предметам совместного ведения Русской Федерации и субъектов Русской Федерации издаются федеральные законы Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? и принимаемые в согласовании с ними законы и другие нормативные правовые акты субъектов Русской Федерации»? Может быть, федеральный законодатель имел в виду, что законы и другие правовые акты субъектов РФ только конкретизируют порядок воплощения возможностей региональных органов власти, а не определяют их? Если такая гипотеза верна (а других догадок у Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? нас нет), то это – очевидно зауженное истолкование упомянутой конституционной нормы. Во всяком случае анализ бессчетных решений Конституционного Суда РФ подтверждает наш вывод.

Меж иным, это положение доказано и в анализируемом Законе, пункт 5 ст.26.3 которого, вступая в противоречие со ст.26.1, предоставляет возможность до принятия федеральных законов по предметам Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? совместного ведения, также по вопросам совместного ведения, не урегулированным федеральными законами, устанавливать законами субъекта РФ возможности его органов власти по предметам совместного ведения, если это не противоречит Конституции РФ и федеральным законам. Таким макаром, если региональный законодатель имеет право производить регулирование по предметам совместного ведения при отсутствии федерального регулирования, то, естественно Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?, может устанавливать и возможности собственных органов исполнительной власти.

Статья 26.3 Закона является в анализируемом контексте, по существу, главный, так как в жесткой форме показывает, какие возможности остаются за регионами. Очевидно, очень положительным является законодательное установление границы меж возможностями Федерации и ее субъектов по предметам совместного ведения. Но представляется Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?, что этот момент выражен таким макаром, что перестает нести положительный заряд, т.к. не соответствует духу федерализма и развитию федеративных отношений. Попробуем доказать собственный вывод.

Во-1-х, в ней перечислены не столько возможности, сколько сферы, которые финансируются субъектами РФ. Таким макаром, федеральный законодатель оставляет за собой более детализированное определение возможностей Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? органов власти (сначала, исполнительной) субъектов РФ, оставляя за последними часто только обязанность финансирования определенной сферы. Возьмем, например подп.3 п.2 ст.26.3, который закрепляет за субъектами РФ право формирования и содержания архивных фондов субъекта Русской Федерации. Спрашивается, вправе ли в таком случае соответственный муниципальный орган субъекта РФ без помощи других решать Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?, скажем, кому и в каком порядке предоставлять возможность использования этими архивами либо эти вопросы должны решаться в общем для всех регионов порядке?

Во-2-х, федеральный законодатель часто вторгается в сферу уже не совместных, а только региональных предметов ведения. Наш анализ показал, что более 15 возможностей никак не корреспондируют статье Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? 72 Конституции РФ. А это значит, что данные сферы относятся, согласно ст.73 Конституции РФ, к исключительному ведению субъектов Федерации. И это при том, что даже упомянутые Законом возможности, на наш взор, далековато не вполне покрывают собой те вопросы совместного ведения, которые перечислены в ст.72 Конституции РФ.

Любопытна также выявляемая закономерность: наибольшее число Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? накладных возможностей, фиксируемых за субъектами РФ, связано с вопросами образования, культуры, социальной поддержки и мед обслуживания, т.е. с социальной сферой. Тем политически более «взрывоопасные» трудности Федерация предоставила решать своим субъектам.

Мысль унификации, противостоящая идее учета регионального контраста, очень ярко проявляет себя в пт 7 ст.26.3. Федерация вроде бы Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? гласит своим субъектам: «Большую часть возможностей (за пределами списка возможностей, сначала насчитывавшего 41 пункт, а на данный момент составляющего более 60 и, нужно сказать, часто возрастающего) осуществляете тоже вы, органы власти субъектов РФ, но уже за федеральные средства (субвенции), а, означает, воплощение этих возможностей будет на сто процентов контролироваться федеральными органами Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?».

Если глядеть на эти положения отвлеченно, в их нет ничего ужасного для федерализма. Конечно, справедлив подход: кто дает средства, тот вправе и держать под контролем, на что они расходуются. К тому же понятно из практики, что региональные власти часто очень вольно поступают с федеральными средствами. Но в этом Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? случае картина другая.

Во-1-х, Федерация закладывает возможность держать под контролем не только лишь «на что», да и «как» расходуются деньги, как конкретно осуществляются возможности. А это значит, что региональные органы исполнительной власти становятся практически нижестоящими органами соответственных федеральных органов исполнительной власти.

Во-2-х, раз предметы ведения совместные, то и обязанности Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?, а равно ответственность должны быть взаимными. Но федеральной ответственности в Законе как-то не просматривается.

В-3-х, и это самое главное, на базе каких критериев Федерация поделила возможности субъектов Федерации на две части (осуществляемые за счет собственных средств и за счет средств федеральных)?

Добавим и такую Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? любопытную деталь. В пт 8 ст. 26.3 говорится, что предоставление субвенций из федерального бюджета может не предусматриваться, если установленные Федерацией возможности субъектов РФ не предугадывают необходимость сотворения в субъектах новых органов гос власти, муниципальных учреждений и муниципальных унитарных компаний, также воплощения дополнительных экономных инвестиций, платежей гражданам и юридическим лицам, роста штатной численности муниципальных штатских Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? служащих. Но тогда к какому из 2-ух нареченных виду возможностей относится эта группа? Ведь от этого зависит степень федерального контроля. На этот вопрос Закон не дает ответа.

Законодатель именует соглашения меж федеральными и региональными органами исполнительной властисредством учета регионального контраста, указывая, что соглашения о передаче федеральными исполнительными органами Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? власти воплощения части собственных возможностей заключаются, «если воплощение части возможностей не может быть возложено федеральным законом в равной мере на исполнительные органы гос власти субъекта Русской Федерации». Другими словами, если в федеральном законе то либо другое полномочие не отнесено к компетенции субъектов РФ, оно считается федеральным. А его воплощение Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? федеральный орган исполнительной власти, в свою очередь, может передать органу исполнительной власти субъекта (субъектов) РФ. Казалось бы, очень логичная конструкция. Но и она рождает ряд вопросов.

Во-1-х, на базе каких критериев федеральный законодатель должен определять, может быть либо нет воплощение того либо другого возможности органами исполнительной власти всех Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? субъектов РФ? И не целесообразнее ли было «перевернуть пирамиду», т.е. предугадать приоритетную возможность передачи воплощения того либо другого возможности «снизу вверх», т.е. исполнительным органом власти субъекта РФ, если, скажем, в субъекте чувствуется нехватка обученных кадров в данной сфере, недочет финансирования и проч., федеральному органу исполнительной власти?

Во Разграничение полномочий или «остатки от пирога»?-2-х, хотя Конституция РФ и допускает передачу воплощения части возможностей федеральных органов исполнительной власти субъектам РФ, остается непонятным, для чего Федерации это может пригодиться? Разве что из-за нехватки средств? Но это тяжело для себя представить. К тому же Закон предугадывает определенные обременения для федеральных органов при передаче Разграничение полномочий или «остатки от пирога»? ими воплощения части собственных возможностей: они, с одной стороны, могут держать под контролем это воплощение, но, с другой, – несут ответственность за ненадлежащее воплощение части переданных возможностей.


razlozhenie-nekotorih-funkcij-v-ryad-maklorena.html
razlozhenie-pervobitno-obshinnogo-stroya.html
razlozhenie-rodovih-i-formirovanie-polisnih-otnoshenij.html